О фильд трайлах и 81-ом годе.

Во второй половине мая в Тульской области прошли, ставшие уже традиционными, Весенние Международные фильд трайлы (далее ФТ) НКП Пойнтер совместно с МКОО <Московский Пойнтер Клуб> для островных легавых. Параллельно и не менее традиционно проводились состязания по правилам 81-го года. И если по правилам ФТ за 4 дня состязаний лишь одна собака получила оценку, то по родным правилам 81го года 6 собак получили полевые дипломы невысокой, правда, 3ей степени, а также звания победителя и призеров соревнований. Хорошо это? Плохо? Давайте разберемся.

Но для начала — небольшой экскурс в то, как обстоят у нас дела с островными легавыми (речь пойдет о пойнтерах и английских сеттерах). А дела эти уже давно обстоят следующим образом — практически все молодые перспективные собаки попадают к нам из-за границы. Они показывают отличные результаты на состязаниях не только по правилам ФТ, но и по 81му году, становятся полевыми и породными чемпионами, активно участвуют в племенной работе: и снова молодых перспективных собак везут к нам из-за границы. И снова их замечательные по нашим меркам рабочие качества максимум в третьем поколении полностью растворяются в отечественном племенном материале. А заграница была, есть и остается неисчерпаемым источником пойнтеров и сеттеров выдающихся — ещё раз специально подчеркну — по нашим меркам рабочих качеств. В чем же дело?

Очевидно, что дело — в племенной работе, важнейшей
составляющей которой являются полевые состязания/испытания, на которых собаки демонстрируют свои рабочие качества. И отечественные клубы охотничьего собаководства, и западные заводчики на таких мероприятиях выявляют собак, наиболее соответствующих стандартам породы, и, тем самым, наиболее перспективных в плане передачи этих стандартов своим потомкам. Но разница, если судить по результатам, есть, и она довольно значительна.

Что вообще отличает, скажем, пойнтера от сеттера, а их обоих — от выжлы или курцхаара? Внешний вид? Не только. У каждой породы свой уникальный, выработанный столетиями селекции стиль работы. Это и динамика движений собаки, и то, как она несет голову, как двигаются ноги, спина, как собака работает (или не работает) прутом или пером (хвостом — прим. авт.), как широко и самостоятельно ищет, как, в конце концов, делает стойку и подводку. Т.е., другими словами, стиль — это техника работы собаки конкретной породы. Техника, ради которой и выводилась порода, и которая обеспечивает максимальную эффективность собаки данной конкретной породы в поле. А кроме того, именно безупречный стиль является гарантом передачи хороших рабочих качеств потомкам. Это давно поняли и приняли на вооружение западные заводчики. Поэтому на ФТ в самую первую очередь оценивается именно стиль. И если хотя бы ход собаки не соответствует породному стилю, то она снимается с испытаний еще до встречи с птицей. Такая собака вполне может быть очень даже неплохим охотником, иметь прекрасный экстерьер, но дорога в племенную работу для нее закрыта.

А что у нас? По правилам 81 года работа собаки разбивается на 13 составляющих, каждое из которых оценивается своими максимальными баллами. Так вот — за стиль легавая получает максимально: 15 баллов. Это из 100 возможных! При этом она вполне может сработать на диплом 2й и даже 1й степени, имея за стиль более чем скромные 8-10 баллов. Улавливаете разницу? Ту же самую собаку за границей сняли бы с испытаний на второй минуте, про племя и речи бы не шло, а у нас — зеленый свет в класс <элита>. Зато чутьё по правилам 81 года оценивается аж в 25 баллов. Дальнее и верное чутьё — это конечно, здорово. Вот только способность собаки причуять дичь на конкретной дистанции очень сильно зависит от множества конкретных условий: влажности, ветра, температуры и пр. Условия эти порой меняются даже в течение времени, отведенного на работу одной собаки. Поэтому оценка чутья по самой своей методе не объективна. И не случайно дальность чутья на ФТ никак не оценивается. Как же тогда получается, что, к примеру, на Всеукраинских состязаниях по куропатке 2012 по правилам, структура которых практически не отличается от правил 81 года, 5 из 6 первых мест заняли привозные собаки, отобранные по правилам ФТ? А две из них получили дипломы 1 степени? Ведь их предков никогда не отбирали по дальности чутья. Может все-таки намного важнее не сама дальность, а врожденное умение собаки чутьём пользоваться? И тут мы подходим ко второму важнейшему различию ФТ и правил 81 года.

Охотнику ведь от легавой нужно что? Чтобы собака быстро и самостоятельно нашла птицу и встала на стойку. Поэтому ФТ обычно проводятся в местах, где нет массового скопления птицы. Делается это специально для того, чтобы легавая в полной мере проявила свои способности к самостоятельному поиску. Высоко оценивается поиск уверенный, широкий, инициативный и избирательный. За механически исполняемый челнок оценка будет только снижена — хорошая собака должна <думать> и обыскивать в первую очередь места наиболее вероятной встречи с птицей.

И полная противоположность этому — наши весенние испытания на дупелиных токах. О каком поиске может идти речь, если собаку в подавляющем большинстве случаев просто наводят на известное до десятков метров место положения птицы. Выходит, что мы сами ищем птицу для собаки, которой остается лишь сделать стойку и не погнать. А правила 81 года своим формализмом вполне позволяют легавой с отсутствием самостоятельного поиска стать лучшим племенным материалом только потому, что она причуяла далеко. Кого мы таким образом обманываем? — Только самих себя!

Еще одна наша огромная и на сегодняшний день не решаемая проблема — это острый дефицит квалифицированных судей. Экспертом по рабочим качествам может стать любой желающий и в очень недолгие сроки — достаточно окончить курсы и отсудить в качестве помощника 15 собак. В результате многие из нынешних экспертов судят легавую, даже не зная её рабочий стандарт. И что нужно, чтобы стать экспертом, скажем, в Италии- иметь свою собаку, самостоятельно подготовить ее для состязаний и получить титул чемпиона (CACIT). Несколько лет стажироваться в качестве помощника судьи и только после этого претендент может быть допущен к экзамену на присвоение квалификации судьи национальной категории. Т.е. в эксперты CACIT совершенно закрыт путь людям случайным, не разбирающимся досконально в собаках, и не служащих одному единственному делу — сохранению и улучшению рабочих качеств породы.

Итого вернемся к нашим Тульским состязаниям по правилам охотничьего поиска — судейской комиссией под председательством эксперта CACIT международного класса Горана Джордживича (Сербия) за 4 дня были просмотрены 34 работы пойнтеров и английских сеттеров, и только одна работа была расценена (правда, на <отлично> ). Остальные либо остались без оценки, либо, что происходило значительно чаще, собаки снимались с состязаний досрочно, в основном за отсутствие породного стиля…

Так что же делать, как нам выращивать своих классных пойнтеров и английских сеттеров? Время показало, что многие десятки лет принцип нашего отбора был не эффективен. Мы упорно утверждаем о преимуществе отбора по чутью, но все время используем крови собак, которые были отобраны совсем по иным принципам. Многие сторонники отбора племенного материала по отечественным правилам твердят, что наши методы идеальны, но сами вяжут своих собак и берут щенков от европейских производителей. Пока качество судейства не будет приближено к европейскому, пока мы не откажемся от проведения состязаний на токах, пока мы не будем проверять своих производителей на ВСЕ их природные качества и проводить племенные мероприятия максимально приближенные к охоте (это касается не только стиля и осмысленного поиска, но и испытаний с отстрелом дичи и с подачей с воды и суши), сама фраза <мероприятие для племенного отбора> теряет всякий смысл. Или опять <каждому свое>?…

Со слов Акопа Асатряна записал Алексей Попов.

Опубликовано в РОЖ «Основной Инстинкт» 8-2012.

Be the first to comment

Leave a Reply